Художественный паркет Золотое Сечение - дизайн, производство, укладка Эксклюзивный дворцовый паркет На первую страницу сайта Отправить сообщение по электронной почте Карта сайта
(926) 525-09-76     
 
  О компании Контакты Новости Все о паркете Галерея паркетов Каталог паркета  
  Модульный паркет Розетки Бордюры Проекты Паркет плюс  


(926) 525-09-76

(926) 861-69-22

Интерьер: красота и технологииКлиматические системы для дома и офисаСтудия дизайна «Модный интерьер»Кийский крест-реликварий и его иконографическое изображениеЛестница - украшение загородного домаГазовое отопление в загородном коттеджеПаркетный пол: профессиональная уборка



Кийский крест-реликварий и его иконографическое изображение

Иконография, сюжеты икон, особенности русской иконописи представлены на портале Иконовед.рф

Основание Крестного монастыря на Кий-острове связано с именем патриарха Никона. Этот обетный монастырь был заложен в память о спасении будущего патриарха во время бури на Белом море. Он создавался указом царя Алексея Михайловича и заботой самого патриарха [1].

Происхождение названия острова исследователями объясняется по-разному. Распространена и легендарная версия о произнесении Никоном при вступлении на спасительный берег слов: «Кий остров?» (Чей остров?). Другое предположение находит истоки названия в древнесаамском языке, где слово «кий» означало «след зверя или дикого оленя». По заключению К. А. Щедриной, Крестный монастырь, как и Валдайский, был сооружён на месте языческого капища, связанного с культом камня. Об этом, по её мнению, косвенно говорит не только название Кий – от финского «Камень», но и то, что имя одного из божеств финно-угорского пантеона – Кий [2].

Главной реликвией Крестного монастыря стал семиконечный крест «из древа кипарисного, в высоту и в ширину во всём подобен мерою Кресту Христову», получивший название «Кийский», заказанный Никоном в Палестине. Размер: 310 х 192 х 8 см.


Кийский крест
Кийский крест


Это самый большой крест-реликварий, в котором находятся более 300 частиц мощей святых и различные святыни. Подробное описание мощей, положенных в крест, сохранилось в описи Крестного Онежского монастыря на Кий-острове [3]. Ни серебряной позолоченной пластине в подножии креста помещена надпись:

«При державе благочестивейшего и Христолюбиваго Великаго Государя Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца и многих государств Государя и обладателя и при благоверной и Христолюбивой Государыне Царице и Великой Княгине Марии Ильиничне и при сыне их благоверном и Христолюбивом Государе Цесаревиче и Великом Князе Алексие Алексеевиче сотворен сей великий Крест Божей милостию Никоном Архиепископом царствующего Великаго града Москвы и всея Великия и Малыя и Белыя России Патриархом от честного древа кипариса и украшен серебром и златом в похвалу и поклонение христолюбцем.
Христе Боже! Помилуй и спаси душу раба твоего силою Честного и Животворящего Твоего Креста и святых ради молитв их же мощи водружены в сем кресте. Лета от воплощения Слова Божия 1656-го а от сотворения мира 7164-го августа 1-ый день».

Ныне этот крест-реликварий находится в церкви Сергия Радонежского в Крапивниках в Москве.

По мнению С. К. Севастьяновой [4], крест в жизни патриарха Никона играл важную роль. Сам он осмыслял собственную жизнь как крестный путь, как путь страданий и стремился подчеркнуть символическую связь между событиями собственной биографии и крестными страданиями Иисуса Христа. Сохранились свидетельства того, как патриарх совершал свои походы с преднесением креста. Ярый проповедник патриарх Никон дважды, по свидетельству современников, произносил эмоциональные речи о благодатной силе и помощи креста: 11 марта 1655 года во время проводов царя Алексея Михайловича в военный поход и 10 декабря 1655 года, встречая государя, возвращавшегося из похода [5].

Безусловно, реальным воплощением убеждённости патриарха Никона в спасительной силе Креста стало строительство кийского Крестного монастыря. Его строительство, по мнению протоиерея Льва Лебедева, стало звеном единой цепи в замысле Никона о создании на Руси образа Царства Небесного6. Установление на Кий-острове креста-реликвария приобрело для современников тех событий особый пророческий смысл. Так, Иван Шушерин, автор «Известия» о патриархе Никоне, связал с этим событием завоевание 31 июля 1656 года русскими войсками немецкого города Динабурга.

Во время перенесения креста на Кий-остров на всём пути следования при остановках на ночлег изготовлялись из дерева копии креста-реликвария и освящались «на благословение». Один такой крест-копия, на котором звёзды, иконки с обозначением святых мощей и даже два привешенных к кресту ковчега изображены золотистой краской, находится в настоящее время в кладбищенской церкви Воскрешения Лазаря (1770) в городе Онеге Архангельской области.

Множество вложенных в крест мощей, по мнению С. В. Гнутовой, можно объединить в несколько символически значимых комплексов: мощи покровителей царского рода Рюриковичей и династии Романовых; мощи раннехристианских воинов-мучеников, пострадавших за веру и являющихся небесными защитниками Отечества от врагов; особое место занимает комплекс мощей русских святых, среди которых можно выделить святых князей, святителей и преподобных. Некоторые святые были прославлены в 1650-е годы во время правления Алексея Михайловича и патриарха Никона. Мы здесь можем говорить о том, что «соединение в одном реликварии двух духовно-плотских «генеалогий»: царской (патрональные святые, князья и воины-мученики) и святительской (святители и русские святые) указывает на заложенную в иконографическую программу памятника идее – симфонии духовной и светской власти на Русской земле [7].

Как особая для России святыня, Кийский крест с момента его появления пользовался большим почитанием среди верующих, в том числе царской семьи. Известно, что царь Алексей Михайлович проявлял особую заботу о создаваемой обители. Одновременно с посылкой креста-реликвария появились изображения поклоняющихся Кийскому кресту членов царской семьи: Алексея Михайловича, Марии Ильиничны, самого патриарха Никона и, конечно, Константина и Елены: «При оном Кресте <писанные на досках> образа. Первый, по правую сторону, образ святаго Ровноапостальнаго Царя Константина, на нем венец с короной и цатою, по левую сторону – святая Равноапостольная Царица Елена. Внизу тех образов: по правую сторону Креста в молении Царь Алексей Михайлович и <коленопреклоненный> Святейший Патриарх Никон, а по левую – Царица Мария Ильинична» [8].

В 1658 году в переписной книге домовой казны патриарха Никона упоминаются «две иконы больших, которые писаны к большому кипарисному кресту»: на одной стороне царь Константин, царь Алексей Михайлович и патриарх Никон, на другой – царица Елена, царица Мария Ильинична, царевич Алексей Алексеевич9 (вероятно, эти иконы и были присланы в монастырь).

Другой вариант композиции – без изображения юного царевича, очевидно, появился после его смерти в 1670 году. В центре композиции изображение Кийского креста, слева от него представлены царь Константин, царь Алексей Михайлович и патриарх Никон; справа – царица Елена и царица Мария Ильинична. Все фигуры представлены в развороте к центру, в молении кресту. Подобные иконы, написанные на холсте, хранятся в фонде Музея истории религии в Петербурге.

Судя по свидетельству храмовых описей, иконы, написанные на холстах, существовали с конца XVII века на равных правах с иконами на дереве, встречаясь в церковных и жилых интерьерах гораздо чаще, чем считалось до недавнего времени. Эти памятники бытовали в России на протяжении почти столетия с середины XVII до конца XVIII веков, неоднократно повторяясь. В них ценили не столько художественные достоинства, сколько исторические свидетельства, освещённые церковной традицией.

В основу композиции «Кийский крест» (или «Распятие с предстоящими», или «Поклонение кресту») легла иконография «Воздвижение креста», известная ещё с XII в. Композиция, подобная хранящейся в Музее истории религий, по утверждению исследователей, связана с именем иконописца Оружейной палаты Ивана Ивлеевича Салтанова, написавшего «Поклонение кресту», которое находилось в алтаре над жертвенником Распятской церкви при Теремах Кремлёвского дворца. До сих пор во всех изданиях, где воспроизводится повторение этого иконографического типа, автором называют Салтанова, выполнившего две композиции: на дереве и на холсте. Считалось, что деревянное изображение хранилось в Новом Иерусалиме и погибло во время войны.

Известно, что сам иконописец был армянин из новой Джуги (армянского поселения близ Исфагана в Персии), приехавший в Россию и ставший в июне 1667 года живописцем Оружейной палаты. Имя его Аствацатур Танри-Веран. В России он получает имя Богдан, являющееся буквальным переводом армянского имени Танри-Веран (Богом данный). В Оружейной палате никто из инославных не мог писать иконы, и в 1674 году Салтанов переходит в православие с именем Иван Ивлеевич.

Рассматриваемая икона имеет размер 125,5 х 85 см. На ней имеется текст: «Изображение животворящего креста христова со святыми мощами, состоящего на окияне в заливе Белого моря на Кий острове в Крестном монастыре собранные до трех сот разных святых утвержденных … резными серебряными позлащеными кресты не под звездами святейшим Никоном патриархом Московским написан сей крест 1787 года ноябре месяце при архимандрите Макарии». Выполнена икона на холсте маслом.

В картушах и на свитках в руках персонажей иконы представлены тексты общих служб происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня (праздник в честь Креста Господня отмечается 1 августа, и крест, заказанный патриархом Никоном, был поставлен в храме Крестного монастыря 1 августа 1656 года). Тексты надписей на иконе, взятые из службы Происхождения Честных Древ, открывают словесно спасительную тайну Креста. В левом картуше – похвала Кресту: «Крест, хранитель всея вселенныя; Крест, красота Церкве; Крест, царей держава; Крест, во бранех победа; Крест, верных утверждение; Крест, Ангелов слава; Крест, христиан упование; Крест, заблудшим наставник; Крест, труждающимся помощь; Крест, недужным врач; Крест, мертвых воскресение; Крест, бесом язва».

В правом картуше – 2-я стихира на «Господи, воззвах…» о явлении Креста в конце времён: «Да радуется тварь и играет: днесь бо облиста Крест в концех с Небесе, земная просвещая, и совокуплены показа расточенныя. Днесь ликуют с лики Ангельскими человецы: ибо бранящее средоградие Крестом разорено, во едино вся яве совокупи. Тем предсия паче солнца, всю тварь просвещает благодатию, и уясняет и спасает верно того чтущия».

Пока не удалось установить источники текстов на свитках Царя Константина: «О Пречестный Христов Кресте, аз, на небеси видев тя, в веру Христову преложихся. Злодравный враг твой Максентий, во Христа, Сына Божия, не веруя, тобою победится. Аз, видет тя, в воде крещением просветихся. Злоднравный же Максентий неверова…»; и Царицы Елены: «О Пречестный Христов Кресте, обратило сына моего Константина, аз светом тя Небесным познала и от недр земных советом сына моего Константина своими рукама подъяла во славу святую твою…», а также Царя Алексея Михайловича: «О Пречестный Кресте, ты Божественная победа, ты соделование нашего спасения, ты верным одоление…».

В свитке у Марии Ильиничны – тропарь Песни 1-й Канона из службы Происхождения Честных Древ: «Кресту, верных спасению, покланюся, и тепле облобызаю, и, объемля, вопию: Древо Всеблаженное Христово, душу мою и ум просвети, молюся».

В свитке у патриарха Никона тропарь из Песни 7-й Канона: «Яко одушевленну тебе, припадая, взываю, Кресте мой Пресвятый, ты ми просвети душу, и ум, и слух, и устне, и язык, и дыхание, и очи к путем Царства Христова».

В фонде музея также хранится икона на холсте «Кийский крест», являющаяся повторением рассмотренной нами иконы, но меньшего размера. На ней отсутствует нижняя надпись. Вероятно, она является сувенирной продукцией Крестного монастыря.

Согласимся с утверждением Т. М. Кольцовой, которая отмечает известные на сегодняшний день иконы «Поклонение кресту» и делает предположение, что протографом этих работ является икона, написанная царским изографом Оружейной палаты И. И. Салтановым [10].

В Музее Православия в Куопио (Финляндия) в экспозиции представлена икона «Поклонение кресту», на холсте размером 75х49,5 см, датируемая 1600-ми годами. В описи Валаамского музея за 1924 год она числится за № 184. Вероятно, она была привезена на Валаам из паломнической поездки, а может быть прислана из Крестного монастыря. Пока не удалось поработать в архивах Валаамского монастыря, которые находятся в Финляндии. Если сравнивать эту икону с иконами нашего музея, то тексты служб в картушах и тексты в свитках совпадают с описанными на нашей иконе полностью. Композиционно они также совпадают, но имеются различия в одежде и облачении персонажей. По утверждению И. Л. Бусевой-Давыдовой, именно эти детали позволяют уточнять датировку икон [11].

На протяжении последней четверти XVII и конца XVIII веков главным распространителем икон подобной иконографии стал Крестный монастырь, заказывавший «крестные образы» (как на досках, так и на холсте) с изображением монастырской святыни для продажи богомольцам, поднесения в дар, благословения. Писание подобных паломнических сувениров было характерным для Палестины. Иконы с изображением Святой земли и её святынь большого размера писались не на дереве, а на холсте, что было связано с заботой об удобстве перевозки их паломниками. Свёрнутые в трубочку они занимали совсем немного места и в таком виде привозились в самые отдалённые уголки православного мира. Их натягивали на подрамник и помещали в храмы или домашние киоты с тем, чтобы они постоянно напоминали о Святых местах.

Самое раннее упоминание о подобном сувенире имеется в «Записках» Павла Алеппского второй половины XVII века. Во время посещения Троице Сергиевой лавры под Москвой в 1655 году он заметил в соборе монастыря за западными дверями «длинный нерфекс с юга к северу, прекрасно расположенный, с двумя дверьми; в нём большие иконы, поражающие ум искусством исполнения: всего Иерусалима со всеми находящимися внутри и вне его церквами, монастырями и святыми местами…» [12].

Иконописная артель И. И. Богданова-Карбатовского (уроженца д. Карбатово Мардинской волости, близ Онеги) в 1770-1780 годы писала на холсте иконы «Поклонение кресту», которые распространялись среди паломников, подносились в дар как священнослужителям, так и именитым посетителям Крестовоздвиженского монастыря на Кий-острове.

Литература и примечания

1. Православные русские обители. – СПб, 1994 (репринт издания 1910 г.). – С. 51-54
2. Щедрина К. А. Царей держава: значение реликвий и символов святого креста и Страстей Христовых в церковном освящении государственной власти. – М., 2000. – С. 46-47
3. Опись Крестного онежского монастыря на Кий-острове 1823 г. Опубликована: Кольцова Т. М. Крестный Кий-островский онежский монастырь. Описание// Патриарх Никон: труды, комментарии. – М.: Изд-во МГУ, 2002
4. Севастьянова С. К. Грамота патриарха Никона о Крестном монастыре// Ставрографический сборник. Книга третья. – М., 2005. – С. 341
5. Путешествие Антиохийского патриарха Макария в Россию в половине XVII в., написанное его сыном, архидиаконом Павлом Алеппским / Перевод с арабского Г. Муркоса. – М., 1898. – Вып. 3. – С. 145
6. Лебедев Лев, протоиерей. Богословие Русской земли как образа обетованной земли Царства Небесного (на некоторых примерах архитектурно-строительных композиций XI-XVII вв.)// Тысячелетие крещения Руси: Международная церковно-историческая конференция. Киев, 21-28 июля 1986 г. Материалы – М., 1988 – Т.2. – С. 156
7. Крест в России. – М., 2005. – С. 65
8. Никодим (Кононов), иеромонах. Архангельский патерик: Исторические очерки о жизни и подвигах святых и некоторых приснопамятных мужей, подвизавшихся в пределах Архангельской епархии. – СПб., 1901
9. Патриарх Никон. – М., 2002. – С. 76
10. См.: Постернак О. П. Иконография Кийского креста и его повторения XVIII века// Оригинал и повторение в живописи: Экспертиза художественных произведений. – М., 1988. – С. 47-60


Публикуется по изданию: Е. В. Денисова (Санкт-Петербург). Историко-культурное наследие Русского Севера. Проблемы изучения, сохранения и использования: Материалы IX Каргопольской научной конференции. Каргополь, 2006


→ Далее: Лестница - украшение загородного дома

 Главная   → Не только паркет   → Кийский крест-реликварий и его иконографическое изображение  
 
  Поиск по сайту:  


Розетка художественная РХН-3

Изысканный рисунок розетки создаёт эффект вращения, придавая интерьеру динамичность. В зависимости от цветовых акцентов внимание может быть сосредоточено на центральном цветке или на эффектных летящих лепестках.



Бордюр художественный БХ-63

Бордюры могут быть собраны в эффектные квадратные или криволинейные паркетные композиции.



Розетка художественная РХ-53 (Классика в кольце)

Концентрические кольца - отличный способ превратить небольшую розетку в центральный элемент большой и более богатой по декоративной насыщенности розетки. Вариации колец розеток для разных помещений могут создать интересный ансамбль паркетных декоров.



Розетка художественная РХ-61 (Львица)

Художественные паркетные картины из различных пород древесины - идеальное решение для интерьера с ярко выраженным характером, индивидуальностью, ориентацией на создание определённого впечатления и настроения.



 
  • Паркетные бордюры
  • Эксклюзивные паркеты с оригинальными рисунками
  • Модульный художественный паркет
  • Художественный паркет - розетки
  • Дизайн и проектирование паркетного пола
  • Каталог художественного паркета
  • Интерьеры с художественным паркетом
  • Паркетные бордюры в интерьере
  • Паркет плюс
  • Все о паркете
  • Паркетные розетки в интерьере
 
  О компании Контакты Новости Все о паркете Галерея паркетов Каталог паркета  
  Не только паркет   Вопросы и ответы   Контакты   Обратная связь   Почта   Карта сайта    
 
© ГК «Интэкс-паркет», 1998-2013.    +7 (926) 525-09-76
Дизайн, проектирование художественных паркетных полов из ценных пород древесины.
Производство, укладка, отделка под ключ художественного паркета. Дворцовые паркеты.
Современные паркеты высшего качества. Все виды паркетных работ и услуг.
 

Разработка сайта
Тatsel.ru